Экспертный сайт журнала «Женское здоровье»
Владислав Станиславович Корсак

Доктор медицинских наук, профессор, президент Российской ассоциации репродукции человека, директор Международного центра репродуктивной медицины в Санкт-Петербурге

Владислав Станиславович Корсак

Банк яйцеклеток

Каковы современные возможности репродуктивной медицины? В чем сегодняшние плюсы и минусы этого способа лечения бесплодия?

Банк яйцеклеток

— Четверть века — срок немалый даже для такой консервативной области, как медицина. Какова сейчас ситуация в области лечения бесплодия?

— Удивительно, но этот год особенно богат на юбилеи. Исполняется 25 лет не только первой девочке Лене, родившейся в Москве. Столько же лет и первому мальчику из Петербурга. Его родители не стали предавать огласке нюансы его появления на свет, поэтому о нем мало кто знает.

Следующая дата — 20 лет со дня основания Российской ассоциации репродукции человека, которая объединяет практически всех отечественных специалистов, работающих в этой области. И наконец, в этом же году мы будем отмечать 15-летие появления регистра российских центров вспомогательных репродуктивных технологий и ежегодного национального отчета об их деятельности. Этот отчет содержит сведения о количестве и результативности проведенных лечебных циклов: частоте наступления беременности, сколько из них завершились родами, и другую важную информацию. Наш отчет мы представляем в европейский регистр, в котором участвует более 30 стран. Таким образом, каждый может оценить состояние этого вида помощи в нашей стране, сравнить результатами коллег из других стран.

Если говорить о медицинской стороне вопроса, то и здесь есть чем гордиться. За эти годы значительно выросло число лечебных циклов и эффективность лечения. Сегодня средняя частота наступления беременности в российских центрах около 35%, а в передовых превышает 40% и даже приближается к 50%. Это хорошие показатели.

— Но, кажется, это совсем немного?

— Как бы нам ни хотелось и какие бы фантастические технологии мы ни использовали, 100% достичь никогда не удастся. Так устроен женский организм. В естественных условиях беременность может наступить лишь в каждом четвертом цикле. Это связано с физиологией созревания яйцеклетки. Технология экстракорпорального оплодотворения существенно повышает шансы на достижение желанной цели

При помощи современной техники и технологий мы создаем условия для встречи мужской и женской клеток, то есть обеспечиваем вне организма условия для оплодотворения. Но само оплодотворение происходит без нашего вмешательства. Получили клетки, соединили их вместе и поставили в инкубатор. Утром следующего дня смотрим, получился эмбрион или нет. Получился — обеспечиваем ему развитие в течение 3–5 дней, до того момента, когда он дальше без мамы существовать не может. И не более того. Кардинально изменить общий порядок вещей — не в наших силах.

Часто бывает так: вроде все складывается удачно, эмбрион хороший, перенос прошел успешно, а беременность не наступает. Мало кто знает, что у женщин беременностей значительно больше, чем они думают. Оплодотворение происходит в середине цикла. Эмбрион развивался несколько дней и замер. Через неделю пришли месячные. О том, что случилось, никто не знает. Природа останавливает развитие больного эмбриона. Это естественный отбор — благо для человека. В обычной жизни нет причин для переживаний. В нашей работе пациенты знают, что эмбрионы перенесены, ждут 2 недели результата. Беременности нет — расстройство. Конечно, обидно, Но в большинстве случаев это благо. Природа отвела большую беду… У организма есть своеобразный генетичес­кий контроль, который не позволяет развиваться заведомо нежизнеспособному потомству.

Как правило, три попытки подряд гарантируют почти 80% случаев наступления беременности. Но беременность — это лишь первоначальный рубеж. Основное — рождение ребенка. И в этом тоже сегодня есть определенные успехи. Например, в последние годы значительно снизилось число так называемых потерянных беременностей. По данным статистики, сейчас это около 25%.

Со стороны может показаться, что цифры невелики. По сравнению с общей популяцией — конечно. Но не стоит забывать, что в центры лечения бесплодия обращаются семьи, у которых абсолютное бесплодие, то есть без нашей помощи у них вообще не может быть детей

— Беременность — это прекрасно. Но ведь нужно еще и родить здорового ребенка. Что делается в этом направлении?

— Конечно, рождение здорового малыша — и есть самое главное, ради чего созданы все эти технологии. Здесь достижений немало. В частности, есть возможность еще до имплантации оценивать состояние, жизнеспособность эмбриона и отказаться от тех, которые имеют серьезные заболевания.

Муковисцидоз, гемофилия и многие другие — эти недуги раньше были настоящим проклятием для семьи. Теперь же появился шанс избавить своих потомков от них.

— Все-таки это довольно редкие случаи. Большую часть наших читательниц волнует здоровье «ЭКОшных» детей в целом. Много споров сейчас вокруг этой проблемы. В том числе и нашумевшее выступление нашего главного педиатра А.А. Баранова о том, что такие малыши имеют значительно больше проблем со здоровьем. Что скажете об этом?

— Академик говорил о наблюдении своего института, куда родители обращались в связи с проблемами у детей. Ни он, ни его сотрудники не проводили никаких исследований среди детей, которые родились после ЭКО. Поэтому обобщения и перенос таких наблюдений на многомиллионную группу детей «из пробирки» не правомерен. В европейских странах ведется наблюдение за всеми детьми и никаких заболеваний, связанных с технологией зачатия, не установлено.

Более того, в штате Айова были протестированы несколько сотен детей 7–10 лет, рожденных после применения ЭКО. Результаты удивили даже самих исследователей: IQ у них был значительно выше, чем у их сверстников. Трудно точно определить, почему так происходит.

Определенную роль играет и отношение родителей. Желание иметь ребенка было вполне осознанным, его появление на свет далось им нелегко. Поэтому они ответственно подходят к выполнению своих родительских обязанностей. Это, конечно, отражается на интеллекте малыша.

— Возможно, это происходит потому, что большая часть женщин, идущих на ЭКО, уже перешагнули 30-летний рубеж. В отношении их сознательности это несомненный плюс. Но в отношении здоровья поздние роды чреваты различными проблемами. Какова позиция медиков в этом вопросе?

— Конечно, так называемое отложенное материнство — одна из проблем современной медицины. Средний возраст женщин, обращающихся к врачам-репродуктологам, — 34 года и старше. Понятно, что с годами мы не становимся здоровее, отсюда и возможные осложнения беременности как для самой мамы, так и для ее малыша.

В некоторых странах вопросы возраста даже контролируются на уровне государства. Но в любом случае врачи всегда стараются убедить женщин не тянуть с лечением бесплодия.

Есть еще один важный момент. Для некоторых женщин ЭКО — единственный шанс, который помогает не просто обрести радость материнства, но и порой вернуть желание жить.

Я говорю о тех женщинах, которые приходят к нам уже в довольно солидном возрасте с единственной просьбой: «Помогите родить ребенка. После потери единственного сына-дочери я не знаю, зачем жить». Конечно, мы помогаем, даже несмотря на возраст.

Или еще один вариант, когда в центры ВРТ обращаются пары, которым нужен донор для тяжелобольного ребенка. Давно известно, что наибольшая вероятность совместимости у детей, рожденных от одних родителей. К сожалению, ЭКО возможно далеко не для всех нуждающихся в нем . В отличие от большинства европейских стран у нас мало бесплатных квот на ЭКО. И еще одна важная проблема: получив квоту, люди вынуждены идти туда, куда пошлют чиновники. Так нарушается выдвинутое Президентом России положение: российские граждане должны иметь право выбора врача и лечебного учреждения вне зависимости от формы собственности и местонахождения.

Конечно, нам есть над чем работать. Но то, что вспомогательные репродуктивные технологии — это перспективное направление, в этом сомнений нет.

Материалы по теме: